Андрей Князев о распаде группы и почему его группу называют фашистами и сатанистами

Андрей Князев  о распаде группы и почему его группу называют фашистами и сатанистами— Андрей, так что же все-таки произошло с «Королем и шутом»? Многие до сих пор не верят, что группа с 22-летней историей так просто взяла и распалась. Мол, у вас с Михаилом Горшеневым и раньше были сольные проекты...

— Правда в том, что я действительно покинул «КиШ», но с моим уходом группа не прекратила своего существования. Лейбл «Короля» остался закреплен за Горшком (прозвище Горшенева. — Авт.). Я же сейчас полностью занимаюсь своей группой «КняZz» — как раз сейчас мы гастролируем по Украине и завтра выступаем в Киеве. А почему расстались? Есть такая формулировка — по творческим разногласиям. Если конкретизировать, то наши с Горшком взгляды на дальнейшее развитие группы стали полностью не совпадать. Его увлекла идея превратить «КиШ» в некое подобие театра. Меня же этот прожект вообще не вдохновил. Но если раньше наши несогласия не мешали нам жить и работать вместе, то в этот раз так не получилось. И мы расстались.

— А за кем остались права на песни «КиШ»?

— Большинство песен остались за тем, кто их и придумал. То есть за мной. Тут у нас никаких споров не возникало — все было официально зарегистрировано. При этом, так как мы старались сохранять творческий баланс и на мне были тексты, то за музыку больше отвечал Горшок.

— А как вы думаете, кому сейчас тяжелее — Горшку, за которым остался закреплен раскрученный лейбл группы, или вам?..

— Думаю, что мне сложнее. Ведь я, по сути, начинаю все с нового листа. И кроме того, большинство фанатов «КиШ» не будут разбираться в том, кто прав, а кто виноват, и в распаде группы обвинят меня. Мол, раз это я вышел из состава, то автоматически я — ренегат, предатель и вообще нехороший человек. Хотя это, конечно, совсем не так. С другой стороны, у меня за годы работы накопилось так много материала, который не совсем подходил под концепцию «КиШ», но идеален для «КняZz». И теперь я наконец-то могу им заняться вплотную.

— Насколько я знаю, вы с группой сейчас работаете уже над вторым диском.

— Первый наш альбом назывался «Письмо из Трансильвании», второй пока еще не имеет названия. Но он будет написан в том же духе, что и предыдущий. Такой себе поп-панк. При этом «поп» — это вовсе не то, с чем сейчас ассоциируется (смеется). Поп-панк — это очень яркое, мелодичное и драйвовое направление панковской музыки. Будут ли тексты наших песен в жанре сказки и фэнтези, пока еще не знаю — мне интересны разные темы. Так что буду смотреть по настроению. Но записываться будем уже где-то в августе — в Питере. Причем вначале будем делать аранжировки, а уже потом пойдут и тексты. В этом мы следуем западному подходу к созданию песенных композиций. Музыка в этом смысле — как мужчина в танцующей паре — ведет своего партнера. К тому же, когда ты пишешь тексты на музыку, то ты четче понимаешь, что нужно делать — находишься уже как бы в теме. Всего во втором альбоме будет около 12 вещей.

— Кстати, насчет названия группы «КняZz» — понятно, что оно произошло от вашей фамилии, но откуда в нем взялось двойное английское Z?

— Да тут все как раз просто. Мы придумали эту штуку, чтобы облегчить поиск информации о группе через сетевые поисковики. Сами понимаете — вобьешь в строке «Князь» — и на тебя посыплются исторические персонажи.

— Вы планируете снимать клипы? Говорят, что сейчас это не очень выгодно в финансовом плане.

— В финансовом — возможно. Но для группы это крайне полезно. Клипы привлекают людей, показывают им, кто ты и что делаешь. Они необходимы. Даже если их не будут крутить по телевизору, есть ведь еще и интернет, и огромное количество музыкальных ресурсов в нем. В конце концов, клип можно просто вывесить на сайте группы. Так что как только мы сможем себе это позволить — мы ведь начинающая группа, — будем снимать. А пока я сам начал работу над анимационным клипом. Это такая себе авторская работа, которая не рассчитана, естественно, на серьезную критику, она исключительно для фанатов. Я ведь вообще увлекаюсь флеш-анимацией. Вот и решил что-то нарисовать на нашу песню «Байкеры». Мультяшных нас, музыкантов, в клипе не будет — есть задумка изобразить нас чуть позже. Главным персонажем клипа станет тип, который в песне сбивает байкеров (смеется).

— Вам никогда не приходилось страдать за свою музыку? Все-таки панк-рок у многих вызывает неприязнь...

— Особенно страдать не приходилось. Тем более, что у меня в «КиШ» всегда был образ эдакого добряка и романтичного героя. Хотя нападки, конечно, все же случались. Особенно на раннем этапе «КиШ». Нас тогда даже называли фашистами — хотя никаких оснований для этого не было. А когда мы выпустили альбом «Театр демонов», то люди, не разобравшись, наложили на нас штамп «сатанисты». Я на такой бред стараюсь не обращать внимания.

— Слышал, что по молодости вам приходилось принимать участие в реконструкции Эрмитажа. Как вас туда занесло?

— Это было еще до моей музыкальной карьеры. Я ведь тогда учился в реставрационном училище, хотя душа к этому не лежала. Пошел, потому что на этом родители настояли — хотели, чтобы у меня было хорошее образование. Ну и естественно, что время от времени училище отправляло нас на практику на различные объекты. Вот и в Эрмитаж поехали по разнарядке. Только реставрацией мы там не занимались — разве что грубым малярством в некоторых залах, ну или же машины разгружали (смеется).

— У вас две дочери — как они воспринимают то, что их отец — панк? И слушают ли они вашу музыку?

— Они у меня еще совсем малышки — младшей всего годик, а старшей — шесть. Так что панк или не панк — им все равно. А музыку — да, слушают. Старшая — когда мы в машине куда-то едем.

Источник: www.segodnya.ua